Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
11:48 

belana
пессимист (с) ЛЛ
Название: Война в миниатюре
Автор: Emerla
Переводчик: belana
Бета: Nadalz
Ссылка на перевод: ссылка, запрос отправлен
Размер: 1150 слов
Персонажи: Рейенира Таргариен, Хелейна Таргариен, Алисента Хайтауэр
Категория: джен
Краткое содержание: правление королевы-на-полгода, или третий акт трагедии Рейениры Таргариен

В какой-то момент в Королевской Гавани находились три королевы.

Совершенно разбитая Хелейна чахла в одиночестве. Она узнала о себе страшную правду и не могла смотреть в глаза людям. Налет таргариенского безумия не смыть, а забывать она не хотела: это было не в ее характере.

Алисента выжидала, цепляясь за чувство собственного достоинства, вопреки цепям. Другие закончат войну, которой она положила начало, и фортуна повернется к ней лицом: ее сыновья гнили в каких-то полях, а узурпаторша сама складывала себе погребальный костер — понемногу каждый день. Скоро он задымится, ждать осталось недолго.

А Рейенира истекала кровью. Шептались, что это знак ее приближающейся гибели, что женщина на престоле — это кощунство, что ее правление проклято, но все это было ложью. Трон требовал подношений, и пока ее королевство было пропитано кровью, она тоже должна была платить. Железный трон нападал на всех Таргариенов, это цена за извращение, коей являлась абсолютная власть, но большая часть королей не обращала внимания на это послание. Это напоминало Таргариенам, что и они могут совершить ошибку, а какой потомок Валирии захочет такое услышать?

Рейенира была такой же. Трон принадлежал ей по праву, в этом она никогда не сомневалась, каждая капля крови только крепче их связывала. Она провела рукой по клинкам. Пусть все видят раны. Пусть видят, что королева не вздрагивает от боли.

Так Рейенира говорила себе, но, тем не менее, с начала правления не снимала кольчугу.

Этого оказалось недостаточно.

* * *

Рейенира была как на иголках, когда приземлилась во дворе Красного Замка. С моря приближалась гроза, колокола мерно били, нагнетая страх. "Да, предупредите всех, — подумала она, оскалившись, уже представив голову дорогого брата на пике. — Я пришла мстить".

Но навстречу вышла только Алисента. К вечеру злорадство Рейениры сменилось холодным гневом. Она захватила столицу, трон, корону Завоевателя, но при сбежавшем Эйегоне она не могла праздновать полную победу. Но изобразить победу это ей не помешало.

Предателей заставили встать перед Рейенирой на колени, тяжесть невынесенных приговоров давила на этих людей. Она заставила их вариться в собственном страхе: так они стали покладистее. Инстинкт самосохранения — полезная штука, она сильнее чести и клятв верности. Рейенира не собиралась притворяться, что законность ее правления имела для них какое-то значение. Некоторые из этих лордов уже клялись защищать ее права, но не моргнув глазом присягнули брату. Текущие клятвы были ничем не лучше. Только драконы были способны держать их в узде. И топор палача.

Рейенира назначила коронацию на вечер, свет факелов порождал зловещие тени. Сиракс находилась снаружи, но ее помощь не была нужна: Рейенира и без того внушала страх. Когда она наконец поднялась с трона, предатели отшатнулись, словно обжегшись. Деймон подал ей руку. Только он знал, насколько были глубоки раны, оставленные троном. Рейенира и Деймон прошли сквозь толпу как боги: прекрасные, жестокие и недосягаемые.

Позже Деймон сцеловывал кровь с ее ладоней и предлагал подписывать ею смертные приговоры.

— Для этого я пролила недостаточно крови, — ответила Рейенира.

* * *

Хелейне потребовалось шесть месяцев, чтобы пасть, а Рейенире — один день. Рейениру винили в смерти сестры — она смеялась. Когда-то, в начале правления, она вызвала самозванную королеву, надеясь, что Алисента хотя бы выражением лица выдаст место, где прятался Эйегон. Эта надежда быстро развеялась. Но Хелейна была совершенно безобидна, невесомая корона в ее руках была похожа на увядший цветок. Она никак не отреагировала, когда Рейенира разломила ее корону. Жизнь Хелейны была такой же хрупкой: ее окончание не принесло бы удовлетворения даже самым злобным людям.

Тем не менее, Рейениру опять недооценили. Если бы она взялась за это дело, Алисента тоже была бы мертва.

Но просчеты Рейениры оказались куда более фатальными, паранойя стала самоисполняющимся пророчеством. Она срывалась на окружающих и кипела, узнав об очередных дезертирах, не видя связи между этими явлениями. Или, возможно, сработало проклятье Алисенты, гнев матери, закованной в цепи, подпитывавшейся только собственной решимостью. (В этой войне женщин, закаленных в огне, не забывай о той, которая воюет без дракона. О той, которая выживает.)

Народ взбунтовался. Кто сидел на троне, было не важно, когда и та, и другая сторона могла ни с того ни с сего превратить Королевскую Гавань в занесенный пеплом могильник. Горожане ненавидели себя за беспомощность перед лицом таких монстров, пока ненависть не пересилила страх. Внезапно они заполучили власть. Такие перемены всегда опасны, а власть Рейениры и без того опиралась на стекло.

Драконы погибли, никто по ним не плакал. Вестерос — не Валирия, драконы всегда были ненавистным символом династии, игравшей не по правилам. Жители Вестероса преклонили колени перед Таргариенами, потому что у них не было выбора. Драконы стали только средством ведения войны.

Оказалось неприятно осознавать, что жизнь уже закончена. Рейенира отрицала это сколько могла, раздавая приказы, словно кто-то собирался их исполнять. Когда Драконья Яма обвалилась, пала последняя линия защиты. Без драконов Рейенира превратилась в ненавистого тирана, лишилась статуса почти бога. Защита стен Красного Замка была бессмысленной иллюзией, когда весь город охватила анархия. Люди, убившие драконов, практически сорвали корону с ее головы и втоптали ее в грязь. Они лишили Рейениру малейшей видимости авторитета, хотя она еще не полностью осознала новую реальность. Это стало еще одним ударом.

Потом Джоффри и Сиракс поднялись в пепельное небо. Ее сын и ее дракон собирались погибнуть вместе. Они делали это для себя, но последняя битва этой войны была посвящена только Рейенире. Джоффри не чувствовал дыхание Странника на шее, пока не полетел на землю, как птица со сломанными крыльями. Сиракс все знала и решила приземлиться в месте, которое стало ее могилой. Рейенира могла только наблюдать, и кричать от боли, и наконец бежать.

— Я не проиграла, — настаивала она. — Это не поражение.

Пустые фразы никого не обманули. Рейенира сама себя сожгла.

Существует ли другая версия этой истории? Могла ли она закончиться иначе? Или Рейенира была обречена на поражение?

Любой ответ порождал новые вопросы. Этот мир не был готов к такой женщине, как Рейенира. И неизвестно, будет ли.

@темы: Принцесса и королева, Таргариены, перевод

Комментарии
2015-09-05 в 00:26 

Мэй_Чен
Absit omen
Всегда любила Рейниру *_*
Спасибо большое за перевод, он крут, и вообще за текст по этой части канона.

2015-09-05 в 19:06 

belana
пессимист (с) ЛЛ
Мэй_Чен, :)
По вбоквелам мало что пишут, да. Обидно.
Особенно за Дунка и Эгга. :depress2:

2015-09-05 в 20:20 

Мэй_Чен
Absit omen
belana, а на английском про Дунка и Эгга мало фиков?

2015-09-05 в 20:29 

belana
пессимист (с) ЛЛ
Мэй_Чен, когда я искала, их то ли не было совсем, то ли было буквально два-три.

   

GRRM Fanfic Club

главная